«Параллельный» и «перпендикулярный» импорт - Printdaily

«Параллельный» и «перпендикулярный» импорт

Александр Амангельдыев    •   Про бизнес   •   2022.07.18
«Параллельный»  и «перпендикулярный» импорт
«Параллельный» и «перпендикулярный» импорт

С момента прошлой публикации прошло почти два месяца. Тогда вопрос стоял о самом существовании полиграфического бизнеса в России и об очень высоком уровне неопределенности в отрасли. Надо сказать, что эти два месяца не сильно изменили ситуацию. Уровень неопределенности по-прежнему достаточно высок. Единственное, многим стало понятно, что ждать перемен к лучшему бессмысленно. Вряд ли в ближайшее время поменяется геополитическая ситуация и ее влияние на экономику России. Однако отрасль жива, что не может не радовать. Тем не менее импортозависимость российской полиграфии никуда не делась — огромное количество товаров, как и раньше, должно поставляться из-за рубежа. Так случилось, что большинство стран, из которых осуществлялись эти поставки, оказались «враждебными», и импорт из них прекратился. Однако если без новых печатных машин какое-то время можно прожить, то без расходных материалов работать невозможно.

Все оттенки «серого»

Правительство России официально разрешило «серый» импорт, назвав его «параллельным» импортом. Под этим подразумевается ввоз товаров тех компаний, которые в силу разных причин поставки прекратили. Причиной может быть либо невозможность официальной поставки товаров в силу санкций и давления политических кругов на руководство компаний, либо добровольный самозапрет компаний на работу с «токсичной» страной, каковой в их понимании стала Россия. Вряд ли нужно объяснять, что в эту ситуацию попали все компании из Европы, США, Японии и ряда других стран, из которых в основном шли поставки высокотехнологичного оборудования, современных расходных материалов, а также бумаги и картона.

Для продолжения поставок необходимо организовать «параллельный» импорт. Но сказать и «разрешить» легко, а как организовать этот самый импорт? Здесь есть три принципиально отличных друг от друга ситуации:

  • Поставщик из недружественной страны готов отгружать товары в адрес российских компаний. В этом случае проблемой становится только схема доставки товара в Россию. Процесс может выглядеть следующим образом: компания просто говорит: «Забирайте сами и везите, как сможете». Не самый плохой вариант, но встречается нечасто. Как правило, так могут работать только небольшие частные компании. Крупные известные корпорации на такие схемы, настолько нам известно, не идут. Все это в совокупности приводит к росту привычной цены на материалы за счет более сложной логистики. Примерное удорожание 15–20%.
  • Поставщик из недружественной станы готов отгружать товары, но не в адрес российской компании — «российский след не должен быть виден». В этом случае товар отгружается в адрес компании-посреднику в стране, не находящейся под санкциями, но в большинстве случаев относительно дружеских к России (Армения, Казахстан, Киргизия, Турция и ряд других). Компания-посредник принимает товар, после чего продает его российской компании. По этой схеме сейчас начинают работать многие, кто раньше поставлял товары от ведущих мировых производителей напрямую. Разумеется, это удорожает процесс доставки товаров в Россию. Здесь, помимо сложной логистики, присутствует еще и интерес компании-посредника, так что товар дорожает на 25–40%.
  • Покупка товара у дистрибутора (дилера) в другой стране. Если компания-производитель не хочет идти ни на какие «сложные пути» или вообще не хочет иметь с Россией ничего общего, то остается только один путь — искать нужную продукцию у дистрибуторов/дилеров в других странах и договариваться об отгрузке в Россию. По сути, это даже не «серый» рынок, а самый что ни на есть «черный». Но другого пути иной раз не остается. Такую схему приходится применять в том случае, если нет никакой возможности найти замену нужному товару и нет способов договориться с производителем, а без этого товара, например, работать будет невозможно. Величину удорожания товара, поступившего по этой схеме, предсказать сложно, она может быть как вполне гуманной — 30–40%, так и совершенно грабительской, в зависимости от канала и его аппетитов.

Конечно, указанные нами проценты удорожания лишь приблизительно отражают положение вещей, поскольку многое зависит от дефицита того или иного товара, сложности поиска его аналогов и жадности компаний-посредников.

Не вдоль, так поперек

Впрочем, не все так мрачно. Большое количество товаров, которые сейчас не получается доставить из недружественных стран, можно заменить на аналоги из других (альтернативных) стран, в первую очередь из Индии, Китая, Турции и т.д. Если поставки по «параллельному» импорту осуществляются в основном из стран Запада (поставки с запада на восток), то из альтернативных стран будут вестись с юга на север, то есть перпендикулярно прежним поставкам, поэтому этот импорт можно называть «перпендикулярным». Попробуем понять, что можно получить при помощи «перпендикулярного» импорта и насколько он способен заменить основной.

  • Бумага и картон. До недавнего времени поставки качественной бумаги и картона (в первую очередь, мелованных материалов) осуществлялись в основном из Европы (Финляндии, Швеции, Германии и др.). После введения пятого пакета санкций поставки этих продуктов из стран Европы стали невозможны. В марте–апреле даже возник определенный ажиотаж на рынке и дефицит многих видов бумаг и картонов. Цены взлетели до небес. У поставщиков бумаги в России было немало материалов на складах, да и поставки еще шли. Однако ажиотажный спрос загнал цены на очень высокий уровень. Российское производство бумаги и картона теоретически существует, но покрыть потребности России пока не может, особенно в плане картона. Мелованный картон в России производит только компания «Кама», но у типографий большие претензии к качеству этого материала. Так что потребности в импорте сохраняются. В этой связи «перпендикулярный» импорт из Китая с задачей хорошо справляется. Объем импорта бумаги и картона в России в 2021 г. составлял 1,7 млн т, из которых более 10% уже занимал Китай. Еще примерно 5% приходилось на Беларусь. То есть заместить нужно 1,4 млн т. Весомую долю этого объема занимают как раз мелованные бумаги и картоны. Офсетную, газетную, офисную, бурую, упаковочную и другие сорта бумаги в России производятся. То есть дефицит может составить около 1 млн т. На первый взгляд, объем существенный. В России объем производства мелованных бумаг и картона увеличивается, растут поставки и из Беларуси, но даже с учетом этого остается весьма существенный дефицит. С другой стороны, объем производства аналогичной продукции в Китае составляет более 25 млн т. Есть производства в Индии и даже в Иране. При этом мощности бумагоделательных заводов в Китае легко смогут обеспечить лишние 3–4%, которых не хватает для закрытия потребностей России. Да и без этого импортеры уже смогли завезти вполне приличные объемы бумаги и картона, так что большого дефицита не наблюдается. Даже цена начала снижаться.
  • Формные пластины. Поставки формных пластин от «большой тройки» нестабильны. Пластины Agfa и до введения санкций поставлялись из Китая, продолжают завозиться и сегодня. Другие поставщики какие-то объемы поставок также сохраняют. По данным за 2021 г., в России объем потребления офсетных формных пластин составляет около 12 млн м2. Из них 8,5 млн м2 приходится на продукцию китайских производителей, к этому можно отнести существенную долю пластин «большой тройки», поставляемой также из Китая. С учетом некоторого падения объемов производства полиграфической продукции в России дефицита офсетных пластин, скорее всего, не будет.
    Другое дело формные пластины для флексографии. Доля этих пластин из Китая составляет пока не более 10%. А вот поставки от крупных иностранных игроков доминируют. Три компании (DuPont, Flint и Miraclon) в совокупности держат почти 80% российского рынка. Поставки они если и не прекратили, то сократили. Например, DuPont официально объявил о приостановке деятельности в России, а его доля на нашем рынке — 30%. Готов ли в полном объеме сохранять поставки американский Flint — не ясно, а его доля 40%. Пока запасы на складах есть, но насколько их хватит? Китай скорее всего не сможет сразу заместить такой объем пластин. Всего России нужно в год примерно 570 тыс. м2. И тут надежда только на «параллельный» импорт, «перпендикулярный», вероятно, полностью не спасет.
  • Краска. Рынок офсетной краски в России разно-образен. Здесь представлена продукция более чем 40 разных производителей. Общий объем рынка офсетной краски составляет примерно 13,5  тыс. т. Из них на долю четырех крупных игроков приходится около 10 тыс. т. Часть этих игроков поставки прекратили, другие — продолжают работать. Типографиям отгружаются краски всех торговых марок, но какие из них осуществляют новые поставки, точной информации нет. Предположительно, примерно половина продукции четырех крупных игроков продолжает поставляться. Среди небольших компаний есть существенные потери. Следует отметить, что в России уже давно присутствуют компании из Кореи, Китая, Индии, Турции и других стран. Доля их пока не очень велика, но с учетом того, что только в одном Китае более 50 производителей офсетной краски, то восполнить нехватку вполне будет возможно. Однако быстро это не произойдет. Объем все-таки приличный, нужно заменить примерно 3–4 тыс. т.
    Флексографские краски в худшем положении. Здесь доля нескольких крупных игроков, заметно больше. Из 14 тыс. т краски, которые импортируются в Россию, на долю четырех крупных игроков приходится 10,5 тыс. т. И это все поставки из Европы и США, так что они скорее всего будут остановлены или ограничены. Косвенно о дефиците краски уже широко известно. В средствах массовой информации освещалось, что один из крупных производителей упаковки высказал просьбу своим клиентам изменять дизайн, чтобы в нем было как можно меньше областей для запечатки. Тем самым экономия краски может составить половину от исходного. Учитывая, что речь идет о крупном производителе упаковки, такой подход может сократить дефицит флексографской краски, но все же эти меры не позволят скомпенсировать потери объема их поставок. Не очень понятно, насколько удастся заместить этот объем «перпендикулярными» поставками из Азии. Примерно из 45–50 импортеров флексографской краски в Россию подавляющее большинство из недружественных стран. Опыта поставок краски из Азии пока немного. Так что дефицит флексокраски, вероятно, будет серьезный. Нужно отметить, что есть российские производители флексографской краски, но объемы их производства пока не понятны. Заявленные производственные мощности заводов способны легко покрыть потребности России во всех жидких красках (флексо и глубокой печати), но судя по большим объемам импорта, отечественной краски производится пока не так много. Причины понятны: в отечественной краске очень велика доля импортных компонентов, с которыми еще во время пандемии возникли сложности, а сейчас многие из них могут и не поставляться вовсе. Так что надеяться на резкий рост объема производства жидких печатных красок в России не приходится. Здесь надежды и на «параллельный», и на «перпендикулярный» импорт.
  • Расходные материалы для цифровой печати. Еще один сложный вопрос для российской полиграфии. Цифровая печать за последние годы получила в нашей стране неплохое развитие, но санкции рискуют ударить по ней сильнее всего. В конце концов, заменить офсетную или даже флексографскую краску на другую вполне возможно, а вот тонер или чернила сильно привязаны к производителю оборудования. А все установленное в России цифровое печатное оборудование произведено в недружественных странах, и поставки в настоящее время заморожены. Российские офисы и дилеры этих компаний пока ведут себя по-разному. Одни объявили о полном уходе с рынка, другие находятся «в заморозке» и ждут лучших времен, и лишь некоторые пытаются находить пути работы в текущих реалиях. Уже известно об успехах некоторых российских офисов цифровых производителей в поставках расходных материалов и запчастей по схемам «параллельного» импорта через другие страны. Для владельцев оборудования данных производителей это хорошая новость. Те же, кто «ушли» или «заморозились», рискуют в ближайшее время начать терять клиентов. А у клиентов этих компаний выход только один — «перпендикулярный» импорт из тех стран, где удастся договориться. На момент написания этого материала на складах поставщиков еще есть запасы и расходников, и запчастей, но без подпитки эти склады рискуют опустошиться в ближайшее время. Причем надежды на помощь со стороны поставщиков в этом случае, вероятнее всего, не оправдаются.

Все помнят, что писали в свое время Ильф и Петров про «дело помощи утопающим…». Так уж получилось, что многие типографии и поставщики оборудования и материалов оказались в ситуации этих самых утопающих. Хочешь дальше работать — ищи пути. Помощи ждать неоткуда. Стратегия выжидания и надежды на изменение ситуации в данном случае проигрышная. Зарубежные боссы вряд ли будут долго терпеть неработающий российский офис. Причем уход из России зарубежных компаний по методу «Макдоналдса» в полиграфии не получится. Важен не российский офис, а возможность поставок в Россию, будь то в адрес собственного офиса, дилера или даже напрямую в типографию. Пока не заработают «параллельные» или «перпендикулярные» поставки, российский полиграфический рынок будет в стрессе. Мы отмечаем на рынке определенную активность в плане организации таких поставок и надеемся, что это сохранит печатный бизнес в нашей стране и даже даст ему возможность развиваться.  

Загрузка комментария ... Комментарий будет обновлен после 00:00.

Оставить свое мнение первым

Войдите, чтобы написать...
Комментарии